...На улице шел дождь.
Девочка открыла дверь...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

...На улице шел дождь. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 19 декабря 2018 г.
meh Yurа. 02:15:47

булочка.

Проснуться в 4 утра, выпить стакан воды, лечь в кровать и зареветь
Это что какой-то лвл ап да
Позавчера — понедельник, 17 декабря 2018 г.
Джером Сэлинджер "И эти губы, и глаза зеленые" chigurh в сообществе Moramo 04:47:07

Homo Agens

Когда зазвонил телефон, седовласый мужчина не без уважительности спросил молодую женщину, снять ли трубку — может быть, ей это будет неприятно? Она повернулась к нему и слушала словно издалека, крепко зажмурив один глаз от света; другой глаз оставался в тени — широко раскрытый, но отнюдь не наивный и уж до того темно-голубой, что казался фиолетовым. Седовласый просил поторопиться с ответом, и женщина приподнялась — неспешно, только-только что не равнодушно — и оперлась на правый локоть. Левой рукой отвела волосы со лба.

— О господи, — сказала она. — Не знаю. А по-твоему как быть?

Седовласый ответил, что, по его мнению, снять ли трубку, нет ли, один черт, пальцы левой руки протиснулись над локтем, на который опиралась женщина, между ее теплой рукой и боком, поползли выше. Правой рукой он потянулся к телефону. Чтобы снять трубку наверняка, а не искать на ощупь, надо было приподняться, и затылком он задел край абажура. В эту минуту его седые, почти совсем белые волосы были освещены особенно выгодно, хотя, может быть, и чересчур ярко. Они слегка растрепались, но видно было, что их недавно подстригли — вернее, подровняли. На висках и на шее они, как полагается, были короткие, вообще же гораздо длиннее, чем принято, пожалуй даже, на «аристократический»­ манер.

— Да? — звучным голосом сказал он в трубку.

Молодая женщина, по-прежнему опершись на локоть, следила за ним. В ее широко раскрытых глазах не отражалось ни тревоги, ни раздумья, только и видно было, какие они большие и темно-голубые.

В трубке раздался мужской голос — безжизненный и в то же время странно напористый, почти до неприличия взбудораженный:

— Ли? Я тебя разбудил?

Седовласый бросил быстрый взгляд влево, на молодую женщину.

— Кто это? — спросил он. — Ты, Артур?
Подробнее…
— Да, я. Я тебя разбудил?

— Нет-нет. Я лежу и читаю. Что-нибудь случилось?

— Правда я тебя не разбудил? Честное слово?

— Да нет же, — сказал седовласый. — Вообще говоря, я уже привык спать каких-нибудь четыре часа…

— Я вот почему звоню, Ли: ты случайно не видал, когда уехала Джоана? Ты случайно не видал, она не с Эленбогенами уехала?

Седовласый опять поглядел влево, но на этот раз не на женщину, которая теперь следила за ним, точно молодой голубоглазый ирландец-полицейский, а выше, поверх ее головы.

— Нет, Артур, не видал, — сказал он, глядя в дальний неосвещенный угол комнаты, туда, где стена сходилась с потолком. — А разве она не с тобой уехала?

— Нет, черт возьми. Нет. Значит, ты не видал, как она уехала?

— Да нет, по правде говоря, не заметил. Понимаешь, Артур, по правде говоря, я вообще сегодня за весь вечер ни черта не видел. Не успел я переступить порог, как в меня намертво вцепился этот болван-то ли француз, то ли австриец, черт его разберет. Все эти паршивые иностранцы только и ждут, как бы вытянуть из юриста даровой совет. А что? Что случилось? Джоанна потерялась?

— О черт. Кто ее знает. Я не знаю. Ты же знаешь, какова она, когда налакается и ей не сидится на месте. Ничего я не знаю. Может быть, она просто…

— А Эленбогенам ты звонил? — спросил седовласый.

— Звонил. Они еще не вернулись. Ничего я не знаю. Черт, я даже не уверен, что она уехала с ними. Знаю только одно. Только одно, черт подери. Не стану я больше ломать себе голову. Хватит с меня. На этот раз я твердо решил. С меня хватит. Пять лет. Черт подери.

— Послушай, Артур, не надо так волноваться, — сказал седовласый. — Во-первых, насколько я знаю Эленбогенов, они наверняка взяли такси, прихватили Джоанну и махнули на часок-другой в Гринвич-Вилледж. Скорее всего, они все трое сейчас ввалятся…

— У меня такое чувство, что она развлекается там на кухне с каким-нибудь сукиным сыном. Такое у меня чувство. Она, когда налакается, всегда бежит на кухню и вешается на шею какому-нибудь сукиному сыну. Хватит с меня. Клянусь богом, на этот раз я твердо решил. Пять лет, черт меня…

— Ты откуда звонишь? — спросил седовласый. — Из дому?

— Вот-вот. Из дому. Мой дом, мой милый дом. О черт.

— Слушай, не надо так волноваться… Ты что… ты пьян, что ли?

— Не знаю. Почем я знаю, будь оно все проклято.

— Ну погоди, ты вот что. Ты успокойся. Ты только успокойся, — сказал седовласый. — Господи, ты же знаешь Эленбогенов. Скорей всего, они просто опоздали на последний поезд. Скорей всего, они с Джоанной в любую минуту ввалятся к тебе с пьяными шуточками и…

— Они поехали домой.

— Откуда ты знаешь?

— От девицы, на которую они оставили детей. Мы с ней вели весьма приятную светскую беседу. Мы с ней закадычные друзья, черт подери. Нас водой не разольешь.

— Ну, ладно. Ладно. Что из этого? Может, ты все-таки возьмешь себя в руки и успокоишься? — сказал седовласый. — Наверно, они все прискачут с минуты на минуту. Можешь мне поверить. Ты же знаешь Леону. Уж не знаю, что это за чертовщина, но, когда они попадают в Нью-Йорк, всех их сразу одолевает это самое коннектикутское веселье, будь оно неладно. Ты же сам знаешь.

— Да, да. Знаю. Знаю. А, ничего я не знаю.

— Ну, конечно, знаешь. Попробуй представить себе, как было дело. Эти двое, наверно, просто силком затащили Джоанну…

— Слушай. Ее сроду никому никуда не приходилось тащить силком. И не втирай мне очки, что ее кто-то там затащил.

— Никто тебе очки не втирает, — спокойно сказал седовласый.

— Знаю, знаю! Извини. О черт, я с ума схожу. Нет, я правда тебя не разбудил? Честное слово?

— Если б разбудил, я бы так и сказал, — ответил седовласый. Он рассеянно выпустил руку женщины. — Вот что, Артур. Может, послушаешься моего совета? — Свободной рукой он взялся за провод под самой трубкой. — Я тебе серьезно говорю. Хочешь выслушать дельный совет?

— Д-да. Не знаю. А, черт, я тебе спать не даю. И почему я просто не перережу себе…

— Послушай меня, — сказал седовласый. — Первым делом, это я тебе серьезно говорю, ложись в постель и отдохни. Опрокинь стаканчик чего-нибудь покрепче на сон грядущий, укройся…

— Стаканчик? Ты что, шутишь? Да я, черт подери, за последние два часа, наверно, больше литра вылакал. Стаканчик! Я уже до того допился, что сил нет…

— Ну ладно, ладно. Тогда ложись в постель, — сказал седовласый. — И отдохни, слышишь? Подумай, ну что толку вот так сидеть и мучиться?

— Да, да, понимаю. Я бы и не волновался, ей-богу, но ведь ей нельзя доверять! Вот клянусь тебе. Клянусь, ей ни на волос нельзя доверять. Только отвернешься, и… А-а, что говорить… Проклятье, я с ума схожу.

— Ладно. Не думай об этом. Не думай. Может ты сделать мне такое одолжение? — сказал седовласый. — Попробуй-ка выкинуть все это из головы. Похоже, ты… честное слово, по-моему, ты делаешь из мухи…

— А знаешь, чем я занимаюсь? Знаешь, чем я занимаюсь?! Мне очень совестно, но сказать тебе, чем я, черт подери, занимаюсь каждый вечер, когда прихожу домой? Сказать?

— Артур, послушай, все это не…

— Нет, погоди. Вот я тебе сейчас скажу, будь оно все проклято. Мне просто приходится держать себя за шиворот, чтоб не заглянуть в каждый стенной шкаф, сколько их есть в квартире — клянусь! Каждый вечер, когда я прихожу домой, я так и жду, что по углам прячется целая орава сукиных сынов. Какие-нибудь лифтеры! Рассыльные! Полицейские!..

— Ну, ладно. Ладно, Артур. Попробуй немного успокоиться, — сказал седовласый. Он бросил быстрый взгляд направо: там на краю пепельницы лежала сигарета, которую закурили раньше, до телефонного звонка. Впрочем, она уже погасла, и он не соблазнился ею. — Прежде всего, — продолжал он в трубку, — я тебе сто раз говорил, Артур: вот тут-то ты и совершаешь самую большую ошибку. Ты понимаешь, что делаешь? Сказать тебе? Ты как нарочно — я серьезно говорю, — ты просто как нарочно себя растравляешь. В сущности, ты сам внушаешь Джоанне… — Он оборвал себя на полуслове. — Твое счастье, что она молодец девочка. Серьезно тебе говорю. А по-твоему, у нее так мало вкуса, да и ума, если уж на то пошло…

— Ума! Да ты шутишь? Какой там у нее, к черту, ум! Она просто животное!

Седовласый раздул ноздри, словно ему вдруг не хватило воздуха.

— Все мы животные, — сказал он. — По самой сути все мы — животные.

— Черта с два. Никакое я не животное. Я, может быть, болван, бестолочь, гнусное порождение двадцатого века, но я не животное. Ты мне этого не говори. Я не животное.

— Послушай, Артур. Так мы ни до чего не…

— Ума захотел. Господи, знал бы ты, до чего это смешно. Она-то воображает, будто она ужасная интеллектуалка. Вот где смех, вот где комедия. Читает в газете театральные новости и смотрит телевизор, покуда глаза на лоб не полезут, значит, интеллектуалка. Знаешь, кто у меня жена? Нет, ты хочешь знать, кто такая моя жена? Величайшая артистка, писательница, психоаналитик и вообще величайший гений во всем Нью-Йорке, только еще не проявившийся, не открытый и не признанный. А ты и не знал? О черт, до чего смешно, прямо охота перерезать себе глотку. Мадам Бовари, вольнослушательница курсов при Колумбийском университете. Мадам…

— Кто? — досадливо переспросил седовласый.

— Мадам Бовари, слушательница лекций на тему «Что нам дает телевидение». Господи, знал бы ты…

— Ну ладно, ладно. Не стоит толочь воду в ступе, — сказал седовласый. Повернулся и, поднеся два пальца к губам, сделал женщине знак, что хочет закурить. — Прежде всего, — сказал он в трубку, — черт тебя разберет, умный ты человек, а такта ни на грош. — Он приподнялся, чтобы женщина могла за его спиной дотянуться до сигарет. — Серьезно тебе говорю. Это сказывается и на твоей личной жизни, и на твоей…

— Ума захотел! Фу, помереть можно! Боже милостивый! А ты хоть раз слыхал, как она про кого-нибудь рассказывает, про какого-нибудь мужчину? Вот выпадет у тебя минутка свободная, сделай одолжение, попроси, чтобы она тебе описала кого-нибудь из своих знаковых. Про каждого мужчину, который попадается ей на глаза, она говорит одно и то же: «Ужасно симпатичный». Пусть он будет распоследний, жирный, безмозглый, старый…

— Хватит, Артур, — резко перебил седовласый. — Все это ни к чему. Совершенно ни к чему. — Он взял у женщины зажженную сигарету. Она тоже закурила. — Да, кстати, — сказал он, выпуская дым из ноздрей, — а как твои сегодняшние успехи?

— Что?

— Как твои сегодняшние успехи? Выиграл дело?

— Фу, черт! Не знаю. Скверно. Я уже собирался начать заключительную речь, и вдруг этот Лисберг, адвокат истца, вытащил откуда-то дуру горничную с целой кучей простынь в качестве вещественного доказательства, а простыни все в пятнах от клопов. Брр!

— И чем же кончилось? Ты проиграл? — спросил седовласый и опять глубоко затянулся.

— А ты знаешь, кто сегодня судил? Эта старая баба Витторио. Черт его разберет, почему у него против меня зуб. Я и слова сказать не успел, а он уже на меня накинулся. С таким не сговоришь, никаких доводов не слушает.

Седовласый повернул голову и посмотрел, что делает женщина. Она взяла со столика пепельницу и поставила между ними.

— Так ты проиграл, что ли? — спросил он в трубку.

— Что?

— Я спрашиваю, дело ты проиграл?

— Ну да. Я еще на вечере хотел тебе рассказать. Только не успел в этой суматохе. Как по-твоему, шеф полезет на стену? Мне-то плевать, но все-таки как по-твоему? Очень он взбесится?

Левой рукой седовласый стряхнул пепел на край пепельницы.

— Не думаю, что шеф непременно полезет на стену, Артур, — сказал он спокойно. — Но, уж надо полагать, и не обрадуется. Знаешь, сколько времени мы заправляем этими тремя паршивыми гостиницами? Еще папаша нашего Шенли основал…

— Знаю, знаю. Сынок мне рассказывал уже раз пятьдесят, не меньше. Отродясь не слыхивал ничего увлекательнее. Так вот, я проиграл это треклятое дело. Во-первых, я не виноват. Чертов псих Витторио с самого начала травил меня, как зайца. Потом безмозглая дура горничная вытащила эти простыни с клопами…

— Никто тебя не винит, Артур, — сказал седовласый. — Ты хотел знать мое мнение — очень ли обозлится шеф. Вот я и сказал тебе откровенно…

— Да знаю я, знаю… Ничего я не знаю. Кой-черт! В крайнем случае могу опять податься в военные. Я тебе говорил?

Седовласый опять повернулся к женщине — может быть, хотел показать, как терпеливо, даже стоически он все это выслушивает. Но она не увидела его лица. Она нечаянно опрокинула коленом пепельницу и теперь поспешно собирала пепел в кучку; она подняла глаза секундой позже, чем следовало.

— Нет, Артур, ты мне об этом не говорил, — сказал седовласый в трубку.

— Ну да. Могу вернуться в армию. Еще сам не знаю. Понятно, я вовсе этого не жажду и не пойду на это, если сумею выкрутиться по-другому. Но, может быть, все-таки придется. Не знаю. По крайней мере, можно будет забыть обо всем на свете. Если мне опять дадут тропический шлем, и большущий письменный стол, и хорошую сетку от москитов, может быть, это будет не так уж…

— Вот что, друг, хотел бы я вправить тебе мозги, — сказал седовласый. — Очень бы я этого хотел. Ты до черта… Ты ведь вроде неглупый малый, а несешь какой-то младенческий вздор. Я тебе это от души говорю. Из пустяка раздуваешь невесть что…

— Мне надо от нее уйти. Понятно? Еще прошлым летом надо было все кончить, тогда был такой разговор — ты это знаешь? А знаешь, почему я с нею не порвал? Сказать тебе?

— Артур. Ради всего святого. Этот наш разговор совершенно ни к чему.

— Нет, погоди. Ты слушай. Сказать тебе, почему я с ней не порвал? Так вот, слушай. Потому что мне жалко ее стало. Чистую правду тебе говорю. Мне стало ее жалко.

— Ну, не знаю. То есть, я хочу сказать, тут не мне судить, — сказал седовласый. — Только, мне кажется, ты забываешь одно: ведь Джоанна взрослая женщина. Я, конечно, не знаю, но мне кажется…

— Взрослая женщина! Да ты спятил! Она взрослый ребенок, вот она кто! Послушай, вот я бреюсь — нет, ты только послушай, — бреюсь, и вдруг здрасьте, она зовет меня через всю квартиру. Я недобрит, морда вся в мыле, иду смотреть, что у нее там стряслось. И знаешь, зачем она меня звала? Хотела спросить, как по-моему, умная она или нет. Вот честное слово! Говорю тебе, она жалкое существо. Сколько раз я смотрел на нее спящую, и я знаю, что говорю. Можешь мне поверить.

— Ну, тебе виднее… я хочу сказать, тут не мне судить, — сказал седовласый. — Черт подери, вся беда в том, что ты ничего не делаешь, чтобы исправить…

— Мы не пара, вот и все. Коротко и ясно. Мы совершенно друг другу не подходим. Знаешь, что ей нужно? Ей нужен какой-нибудь здоровенный сукин сын, который вообще не станет с ней разговаривать, — вот такой нет-нет да и даст ей жару, доведет до полнейшего бесчувствия — и пойдет преспокойно дочитывать газету. Вот что ей нужно. Слаб я для нее, по всем статьям слаб. Я знал, еще когда мы только поженились, клянусь богом, знал. Вот ты хитрый черт, ты так и не женился, но понимаешь, перед тем как люди женятся, у них иногда бывает вроде озарения: вот, мол, какая будет моя семейная жизнь. А я от этого отмахнулся. Отмахнулся от всяких озарений и предчувствий, черт дери. Я слабый человек. Вот тебе и все.

— Ты не слабый. Только надо шевелить мозгами, — сказал седовласый и взял у молодой женщины зажженную сигарету.

— Конечно, я слабый! Конечно, слабый! А, дьявольщина, я сам знаю, слабый я или нет! Не будь я слабый человек, неужели, по-твоему, я бы допустил, чтобы все так… А-а, что об этом говорить! Конечно, я слаб… Господи боже, я тебе всю ночь спать не даю. И какого дьявола ты не повесишь трубку? Я серьезно говорю. Повесь трубку, и все.

— Я вовсе не собираюсь вешать трубку, Артур. Я хотел бы тебе помочь, если это в человеческих силах, — сказала седовласый. — Право же, ты сам себе худший…

— Она меня не уважает. Господи боже, да она меня и не любит. А в сущности, в самом последнем счете и я тоже больше ее не люблю. Не знаю. И люблю, и не люблю. Всяко бывает. То так, то эдак. О черт! Каждый раз, как я твердо решаю положить этому конец, вдруг почему-то оказывается, что мы приглашены куда-то на обед, и я должен где-то ее встретить, и она является в белых перчатках, или еще в чем-нибудь таком… Не знаю. Или я начинаю вспоминать, как мы с ней в первый раз поехали в Нью-Хейвен на матч принстонцев с йельцами. И только выехали, спустила шина, а холод был собачий, и она светила мне фонариком, пока я накачивал эту треклятую шину… ты понимаешь, что я хочу сказать. Не знаю. Или вспомнится… черт, даже неловко… вспомнятся дурацкие стихи, которые я ей написал, когда у нас только-только все начиналось. «Чуть розовеющая и лилейная, и эти губы, и глаза зеленые…» Черт, даже неловко… Эти строчки всегда напоминали мне о ней. Глаза у нее не зеленые… у нее глаза как эти проклятые морские раковины, чтоб им… но все равно, мне вспоминается… не знаю. Что толку говорить? Я с ума схожу. И почему ты не повесишь трубку? Серьезно…

— Я совсем не собираюсь вешать трубку, Артур. Тут только одно…

— Как-то она купила мне костюм. На свои деньги. Я тебе не рассказывал?

— Нет, я…

— Вот так взяла и пошла к Триплеру, что ли, и купила мне костюм. Сама, без меня. О черт, я что хочу сказать, есть в ней что-то хорошее. И вот забавно, костюм пришелся почти впору. Надо было только чуть сузить в бедрах… брюки… да подкоротить. Черт, я хочу сказать, есть в ней что-то хорошее…

Седовласый послушал еще минуту. Потом резко обернулся к женщине. Он лишь мельком взглянул не нее, но она сразу поняла, что происходит на другом конце провода.

— Ну-ну, Артур. Послушай, этим ведь не поможешь, — сказал он в трубку. — Этим не поможешь. Серьезно. Ну, послушай. От души тебе говорю. Будь умницей, разденься и ложись в постель, ладно? И отдохни. Джоанна скорей всего через минуту явится. Ты же не хочешь, чтобы она застала тебя в таком виде, верно? И вместе с ней скорей всего ввалятся эти черти Эленбогены. Ты же не хочешь, чтобы вся эта шатия застала тебя в таком виде, верно? — Он помолчал, вслушиваясь. — Артур! Ты меня слышишь?

— О господи, я тебе всю ночь спать не даю. Что бы я ни делал, я…

— Ты мне вовсе не мешаешь, — сказал седовласый. — И нечего об этом думать. Я же тебе сказал, я теперь сплю часа четыре в сутки. Но я бы очень хотел тебе помочь, дружище, если только это в человеческих силах. — Он помолчал. — Артур! Ты слушаешь?

— Ага. Слушай. Вот что. Все равно я тебе спать не даю. Можно я зайду к тебе и выпью стаканчик? Ты не против?

Седовласый выпрямился и свободной рукой взялся за голову.

— Прямо сейчас? — спросил он.

— Ну да. То есть если ты не против. Я только на минутку. Просто мне хочется пойти куда-то и сесть, и… не знаю. Можно?

— Да, отчего же. Но только, Артур, я думаю, не стоит, — сказал седовласый и опустил руку.-То есть я буду очень рад, если ты придешь, но, уверяю тебя, сейчас ты должен взять себя в руки, и успокоиться, и дождаться Джоанну. Уверяю тебя. Когда она прискачет домой, ты должен быть на месте и ждать ее. Разве я не прав?

— Д-да. Не знаю. Честное слово, не знаю.

— Зато я знаю, можешь мне поверить, — сказал седовласый. — Слушай, почему бы тебе сейчас не лечь в постель и не отдохнуть, а потом, если хочешь, позвони мне опять. То есть если тебе захочется поговорить. И не волнуйся ты! Это самое главное. Слышишь? Ну как, согласен?

— Ладно.

Седовласый еще минуту прислушивался, потом опустил трубку на рычаг.

— Что он сказал? — тотчас спросила женщина.

Седовласый взял с пепельницы сигарету — выбрал среди окурков выкуренную наполовину. Затянулся, потом сказал:

— Он хотел прийти сюда и выпить.

— О боже! А ты что?

— Ты же слышала, — сказал седовласый, глядя на женщину. — Ты сама слышала. Разве ты не слыхала, что я ему говорил? — Он смял сигарету.

— Ты был изумителен. Просто великолепен, — сказала женщина, не сводя с него глаз. — Боже мой, я чувствую себя ужасной дрянью.

— Да-а, — сказал седовласый. — Положение не из легких. Уж не знаю, насколько я был великолепен.

— Нет-нет. Ты был изумителен, — сказала женщина. — А на меня такая слабость нашла. Просто ужасная слабость. Посмотри на меня.

Седовласый посмотрел.

— Да, действительно, положение невозможное, — сказал он.-То есть все это настолько неправдоподобно…

— Прости, милый, одну минутку, — поспешно сказала женщина и перегнулась к нему. — Мне показалось, ты горишь! — Быстрыми, легкими движениями она что-то смахнула с его руки. — Нет, ничего. Просто пепел. Но ты был великолепен. Боже мой, я чувствую себя настоящей дрянью.

— Да, положение тяжелое. Он, видно в скверном…

Зазвонил телефон.

— А черт! — выругался седовласый, но тотчас снял трубку. — Да?

— Ли? Я тебя разбудил?

— Нет, нет.

— Слушай, я подумал, что тебе будет интересно. Сию минуту ввалилась Джоанна.

— Что? — переспросил седовласый и левой рукой заслонил глаза, хотя лампа светила не в лицо ему, а в затылок.

— Ага. Вот только что ввалилась. Прошло, наверно, секунд десять, как мы с тобой кончили разговаривать. Вот я и решил тебе позвонить, пока она в уборной. Слушай, Ли, огромное тебе спасибо. Я серьезно — ты знаешь, о чем я говорю. Я тебя не разбудил, нет?

— Нет, нет. Я как раз… нет, нет, — сказал седовласый, все еще заслоняя глаза рукой, и откашлялся.

— Ну вот. Получилось, видно, так: Леона здорово напилась и закатила истерику, и Боб упросил Джоанну поехать с ними еще куда-нибудь выпить, пока все не утрясется. Я-то не знаю. Тебе лучше знать. Все очень сложно. Ну и вот, она уже дома. Какая-то мышиная возня. Честное слово, это все подлый Нью-Йорк. Я вот что думаю: если все наладится, может, мы снимем домик где-нибудь в Коннектикуте. Не обязательно забираться уж очень далеко, но куда-нибудь, где можно жить по-людски, черт возьми. Понимаешь, у нее страсть — цветы, кусты и всякое такое. Если бы ей свой садик и все такое, она, верно, с ума сойдет от радости. Понимаешь? Ведь в Нью-Йорке все наши знакомые — кроме тебя, конечно, — просто психи, понимаешь? От этого и нормальный человек рано или поздно поневоле спятит. Ты меня понимаешь?

Седовласый все не отвечал. Глаза его за щитком ладони были закрыты.

— Словом, я хочу сегодня с нею об этом поговорить. Или, может быть, завтра утром. Она все еще немножко не в себе. Понимаешь, в сущности, она ужасно славная девочка, и если нам все-таки еще можно хоть как-то все наладить, глупо будет не попробовать. Да, кстати, я заодно попытаюсь уладить эту гнусную историю с клопами. Я уж кое-что надумал. Ли, как по-твоему, если мне прямо пойти к шефу и поговорить, могу я…

— Извини, Артур, если ты не против, я бы…

— Ты только не думай, я не потому тебе звоню, что беспокоюсь из-за моей дурацкой службы или что-нибудь в этом роде. Ничего подобного. В сущности, меня это мало трогает, черт подери. Просто я подумал, если бы удалось не слишком лезть вон из кожи и все-таки успокоить шефа, так дурак я буду…

— Послушай, Артур, — прервал седовласый, отнимая руку от лица, — у меня вдруг зверски разболелась голова. Черт ее знает, с чего это. Ты извинишь, если мы сейчас кончим? Потолкуем утром, ладно? — Он слушал еще минуту, потом положил трубку.

Женщина тотчас начала что-то говорить, но он не ответил. Взял с пепельницы не докуренную ею сигарету и поднес было к губам, но уронил. Женщина хотела помочь ему отыскать сигарету — еще прожжет что-нибудь, — но он сказал, чтобы она, ради всего святого, сидела смирно, — и она убрала руку.


скачать здесь http://smartfiction­.ru/prose/pretty-mou­th-and-green-my-eyes­/
и читать лучше тоже там

Категории: Литература, Дж. Сэлинджер
воскресенье, 16 декабря 2018 г.
en nypa salt; лорд беспорядка 10:57:28
Вот уже почти полгода я задаюсь вопросом и периодически обдумываю его в своей голове, рассматривая со всяких сторон. В переходе между Площадью Александра Невского 2 и Площадью Александра Невского 1 (то есть с оранжевой ветки на зелёную) есть реклама выставки WallElemEnts, которую в русском переводе написали как ЧасТисТен. Заглавные буквы выделены потому, что это каждый раз новая строка. Так вот, чем обусловлен данный перевод? Почему бы не оставить максимально близко к оригиналу ЭлемЕнтыСтен, чтобы и вопросов не возникало и вообще было всем удобно и понятно. Каждый раз, шагая по этому переходу, пытаюсь найти причину моей неправоты в данном вопросе и не могу. Вот такая вот херня.

Ладно, если серьезно, то в эти полгода я эмоционально меняюсь, что сказывается на мне не так просто: честное слово, у меня уже не раз возникали мысли о том, что свой характер я себе надумала, и что я ведь вовсе и не такая на самом деле, никакой не Дон Кихот (потому что идей у меня никаких и нет вовсе), а просто чебурашка какой-то. Прохожу через период дурацких загонов по поводу будущего, в связи с чем периодически (раз в недели две) ловлю что-то вроде внутренней мини-истерики, с вероятностью в процентов 40 расплачусь. Забава заключается в том, что так быть не должно от слова совсем, потому что в данный момент времени я максимально прихожу к состоянию стабильности: у меня есть Саша, и у нас всё более чем хорошо, у меня есть милейшие (не без своих ментальных проблем, но наделенные щедростью, заботой, любовью) люди рядом, и я даже изучаю иногда что-то, что мне всегда хотелось (я сейчас про шведский, конечно). Да, проблемы денежного характера особо никуда не деваются, семейные штуки тоже, а главное - то, что связано с учебой и моим местом в жизни. Область моих знаний не хочет двигаться лишь в одном направлении, а потому двигается по-дурацки и без интереса (с интересом только в шведский, серьезно), и оттого я и совсем не знаю, что делать. Я типа ещё молод, передо мной весь мир, вот только нет. А ещё интереса к чему-либо конкретному тоже нет. Не знаю, чем хочу заниматься и кем хочу быть, потому и чувствую себя в отчаянии, особенно рядом с людьми, которые стремятся к чему-то, у которых есть планы, занятия и проекты. Мои планы и проекты - валяться на кровати, пить чай, читать художественную (хотя, впрочем, без разницы) литературу и иногда тапать лапками по клавиатуре, чтобы выходило что-то забавное. А, ну и ещё вести днд, что, впрочем, не имеет за собой какой-либо ученой основы так же. Больше катит на гуманитария, честно говоря.

Поэтому мое психическое состояние как будто намеренно давит на меня, сколь бы я сама этого не хотела. Не понимаю, в чем загвоздка: его тяготит наличие данного нерешенного обстоятельства? Меня, как человека, предпочитающего хаотические настроения? goddammit

Категории: Какие-то глупости., Истеричная сторона меня;
суббота, 15 декабря 2018 г.
НАСТРОЕНИЕ АЛЛО Juno.3 12:03:32

Душит – значит,­ любит! – подумал­а Дездемо­на и ударила­ Отелло между глаз.


Скоро Новый Год, скоро ДР..до обоих осталось недели две ну и к НГ + 2 дня от моего ДР. Настроение в Бездне. Никакого праздничного, мандарины не помогают, уже украшенная елка и снежинки не помогают. Даже мама больше думает о том, чтобы справить мое др. А толку? Люди с которыми я нормально общаюсь или приедут после НГ, а две подруги приедет лишь на след.день. Двадцать лет, юбилей, на один год ещё ближе к смерти (да-да, пессимистично пзд). Конечно настроение новогоднее я себе постараюсь создать, как всегда посмотрю первые части Гарри Поттера и Один дома все части, может Бетховена гляну (и не важно что это не новогоднее, зато ностальжи!), плюс гляну все эти постановки сказочные от русских звезд, раньше я это дело любила, не то что сейчас..один голубой огонек и все тт
Планов до НГ нет, все потом, декабрь у меня честно на восстановление нервной системы, но уже есть планы, что нужно сделать после праздников.


Во-первых: Похудеть. Начать делать зарядку, перестать жрать после 6-ти и забить на сладкое с мучным. Я слишком жир при 154 см. А хочется произвести какое-никакое на новых однокурсников внимание (хезе кто там вообще, я никого не знаю там, вряд ли они знают меня)

Во-вторых: Настроить себе психологический контроль над разумом, для этого прочитать всякие умные-заумные книжки. Пора научится принимать себя и развивать себя в разных сторонах деятельности.

В-третьих: Досмотреть сериалы: посмотреть всю "Американскую Историю Ужасов", нагнать "Сверхов", посмотреть "Теорию Большого Взрыва", постараться посмотреть нормально не забрасывая "Волчонка" и "Дневники вампиров", а так же заново пересмотреть и вспомнить чтобы ждать след.серий "Гримм" и "Однажды в сказке", посмотреть "Обмани меня", а так же в какой-то магический момент собрав все силы глянуть всеми любимую "Игру престолов", ну и ещё там что-то.
Досмотреть аниме: "Ван пис" - чья серия добавляется через 5-3 дня, а в данный момент серий 864, а я на 767, итого осталось 97 серий ахах..я умру, но досмотрю, а потом напишу все свое мнение о том что посмотрела х) Добить "Моя геройская академия", "Повар-боец (или как там) Сома", " Кастельвания", а так же добить "Блич" и нормально посмотреть "Гинтаму". Крч..много всего, ну и посмотреть что-то из нового, хотя новинки сейчас одно дерьмо. Ну сюда можно добавить мангу, чтение "Хвоста Феи", добить "Дворянство" и т.д.

В-четвертых: Нормально начать ролевить, пока я что-то не могу набраться сил и начать полноценно играть..ааа, но надо. Плюс у меня ещё люди с фейковой страницы в Вк ждут ролевки, а их там..вроде 6-7 где-то. Но блин. как заставить себя играть на старые идеи которые уже не интересны, боль :сс Опять в моей голове крутятся мысли о ролках, но люди дохло приняли мою ролку по "хозяину и слуге", обидноооо~ надо сделать Академку, видимо сейчас их популярность..людям­ не достает учебы в реале ептэ.

В-пятых: Зубрежка, не зря же я с собой все тетради потащила которые содержат в себе ответы на первые экзамены на третьем курсе, буду зубрить билеты эти чертовы. А так же надо прогнать себя по учебникам, плюс вспомнить анатомию и патологию. Сделать конспекты всех тем по Фармакогнозии, чтобы потом у неё на парах пинать балду и сделать к ним презентация, чтобы не заебывала. Ахаха, если я все вызубрю я буду ебаным отличником через пять лет..в последний раз я нормально что-то зубрила в школе.D Вот и буду зубрить, выучу все и покажу своим преподам где кузькина мать, а то ишь ты, решили что из меня будет никакой фармацевт и я не могу общаться с людьми. Дважды ха-ха, я хоть и одиночка больше, но какая-никакая харизма у меня есть.

В-шестых: Дописать хоть два фанфика на книге..ну и понаписать здесь какие-то тесты, думаю напишу первый по "Дворянству", почему бы и нет, побуду создательницей тестов хдд Вспомню молодость как сказать, помню..давно я писала именно по Шаману Кингу, а сейчас я даже не помню как моя работа называлась хд лишь помню что у меня Джун мутила с Зиком ахаха)0) А вот моя Гг, хер знает с кем, не помню..эх, старость.



Музыка Покер Фэйс от гаги
Настроение: Обычное
Хочется: Новогоднего настроения
Категории: Жизнь, Планы на НГ
00:11:10 Small Gluck
крч, если не выполняешь все это, ты мне должна торт
05:51:00 Гость
Ну хоть может сериалы и фики опустишь хдд
05:51:32 Juno.3
Это я, просто ебон сбился хд
начистоту бeлый снeг 01:44:41
Постепенно из моей жизни уходят люди, которые, как оказалось, были и не нужны.

Сначала Рената. Было грустно - но теперь в моей жизни нет пустой болтовни и сплетен, которые она на меня выливала.
Потом Настя. С её уходом просто стало легче. Мне раньше хотелось уберечь её от каких-то откровенно тупых ошибок, но сейчас мне плевать. Я не могу помочь человеку, который сам решил слить свою жизнь в унитаз. Удачи, Настя.

Сложнее всего пока с Дариной. Я не знаю, что именно чувствую, когда вижусь с ней. Она вызывает у меня чувство жалости, отвращения, раздражения. Иногда зависти - я завидую её самооценке. И крайне редко мелькает мысль о том, что мой и её опыт могли бы суммарно быть полезными для нас обеих. Я рассказала бы ей о своём опыте реабилитации, она рассказала бы мне о том, как пишет. Но чаще всего мне почему-то хочется сделать ей ещё больнее. Потому что я злой человек, наверное. Потому что я вижу, что её страдания и порезанные руки - чтобы мамочка с папочкой больше любили (а меня и с таким набором не стали любить больше, лол).
Хотя, говоря откровенно, всё дело в том, что я много раз чуть не сдохла, я не просто играла со смертью - я её прошла, и не раз. И я никому не раструбила об этом опыте, не стала обвинять людей вокруг, что они говно и не понимают меня, такого особенного цветочка. А эта деятельность - всё, что у Дарины есть. Она всерьёз считает, что слёзы на камеру кого-то заставят любить её больше.
Жалость не равно любовь. Скорее, наоборот. У человека, который постоянно вытирает тебе сопли, будет постоянно возникаиь желание пнуть тебя больнее, чем прочие. С этим ничего не сделаешь, люди - животные, people are people.
И всё же. Я отписалась от неё везде.
Кокой я молодец.
пятница, 14 декабря 2018 г.
День 1 Cat Vasilii.Sally 07:24:17
Подробнее…
Утро первого дня началось в 5:00 утра. Я редко встаю в такое время, но громко работающий телевизор транслировал какую-то детскую сказку.Скажу честно, озвучка была отвратительной и от голоса, который до сих пор стоит в ушах тошнит даже больше, чем от пищевого отравления.
Как всегда школа и выпускной класс. Попытка не умереть и сдать профильную математику. Попытка выразить своё мироощущение грубым матом, только так, чтобы учителя не услышали. В тысячный раз повторюсь:"Самая убогая и отвратная школьная жизнь ожидает отличников".(заявляю на своём примере"
Едва не засыпая отсидела пять уроков. Чертовски скучно. К сожалению, накрылся факультатив по обществу.
Долго думала насчёт того, стоит ли идти в город ради скидок на книги, но всё же пошла(прикупила четыре книжицы). Честно, была крайне удивлена увидеть в городе живого и здорового учителя общества. Этот петушара, просто прогуливает уроки, а страдаем из-за него мы. Ненавижу всю эту систему образования. С тем же успехом я могла бы обучаться и дома, это было бы не так напряжно.

Также я пытаюсь соблюдать диету. Моё расстройство пищевого поведения день за днём только прогрессирует, поэтому нужно что-то делать. Хочется видеть себя максимально тощей с болезненным выражением на лице. В этом есть своя эстетика. А пока, я просто сокращаю объём порций
Питание до 15:00
На мой взгляд съела достаточно много.Утро:Чай, две конфеты. Обед:Греча, 2 бутерброда, Кружка молока и 5 сухариков. Радует только то, что сегодня нет булимии. Пересилила себя и прошла мимо аптеки. До ужаса хотелось купить бисак...
Сейчас в планах уборка в комнате, но для начала стоит немного отдохнуть.
­­ ­­ [
четверг, 13 декабря 2018 г.
? меретсегер 22:33:18

сингх

Утоплю все горести в банке с медом и орешками.
Реабилитация EXO girigirl 15:07:44
Своим последним релизом EXO реабилитировались в моих глазах. Честно говоря, после недо-песни Tempo я бомбила просто не в себя.
Ещё ни одна их песня не вызывала такой ненависти, но не в этом суть. Love Shot оказалась очень даже хороша =^B­
Припев заел в голове, как и отдельные элементы танца. Даже рэп партии не выглядят притянутыми за уши и очень плавно вписываются.
Надеюсь, надо ними больше не будут экспериментировать в плане музыки, потому что песни EXO - это единственное, что мне нравится в EXO.

­­


Категории: Comeback, EXO
Я жёлтая пыль, я пустыни мираж... panda21 12:48:08
Я жёлтая пыль, я пустыни мираж,
Полынь и ковыль я сплетаю в витраж,
Но в вихрях пустыни, в песчаных зыбях
Всегда и отныне я вижу Тебя.
Ты ликом прекрасен, ты светел и горд,
Тебя ликованьем встречает народ,
В гармонии линий ты жрец и король,
Я – ветер пустыни. Я – жажда и боль.

И я ненавижу, так как люблю,
Все то, что мешает быть рядом с тобой,
Ни с кем на двоих я тебя не делю
Ни в юдоли этой, ни в жизни иной.

Случится ль тебе проходить по мосту –
Полынью сквозь камни его прорасту;
Пройдешь ли в долине по кромке воды –
Ковылью твои я укрою следы.
Где звонких небес расстилается синь,
От века не вянут ковыль и полынь,
И там я предам смерти, полной огня,

Всех тех, кто с тобой разлучает меня.

Ведь я ненавижу, так как люблю,
Всех тех, кто мешает быть рядом с тобой,
Ни с кем на двоих я тебя не делю
Ни в юдоли этой, ни в жизни иной.

Но мне не понять, почему вновь и вновь
Я ненависть жну, ты – вкушаешь любовь;
О брат мой Озирис, о, дай же ответ –
В чем так провинился изменчивый Сет?
Так пускай города обращаются в пыль,
Пускай их захватят полынь и ковыль,
И кобра на камне оставит свой след –
Где я побывал, там Тебя больше нет!

Ведь я ненавижу так, как люблю,
И чувство иное неведомо мне,
Смотрюсь, словно в зеркало, в душу твою,
Тебя убивая, стою в стороне…
Отец мужа был богат. Оставил большое наследство: деньги, недвижимость... Natsuo.Vatashi. 02:09:39
Отец мужа был богат. Оставил большое наследство: деньги, недвижимость, антиквариат. Поровну мужу и его сестре.
Муж вложил большую часть наследства в раскрутку собственного бизнеса. Конечно, что-то просто прожили, попутешествовали, купили квартиру для сдачи.
А сестра мужа вложила почти всю сумму в свою дочку. Дала платное образование в неперспективной, но интересной ребёнку сфере. Окружала роскошью. Когда девочка невзаимно влюбилась, фактически купила ей этого мальчика, оплатив лечение его брату. Обеспечила пышную свадьбу и покупку квартиры молодым. Потом беременность с наблюдением в дорогом перинатальном центре, платные роды со всеми удобствами и предосторожностями.­ Теперь балует внука.
Сейчас у мужа плохо идут дела. Похоже, прогорим. И на это очень нервно реагирует наша старшая. Она всегда немного завидовала кузине, но понимала, что её счастье купленное от и до. А теперь рыдает, упрекает, что лучше бы ей купили образование, мужа и детей. Чего она как дура пять раз зачёт вредной преподше пересдавала. И в гражданском браке третий год сидит без перспектив.
А я и сама уже не уверена, что она неправа.
среда, 12 декабря 2018 г.
Когда лучше ехать в тур на полуостров Рыбачий? Ahtilahti 11:15:43
 Первые проявления весны становятся заметны с середины апреля, когда начинает активно таять снежный покров. На майские праздники часть дорог уже освобождается от снега, но местами встречаются серьёзные заносы, которые трудно проходимы даже на подготовленных внедорожниках: наличие на Рыбачем дорог не значит, что их кто-то чистит.
ЛЕТО
На севере Кольского полуострова «лето» — понятие относительное. Но если всё же попытаться очертить временные рамки, то это июнь, июль и август. В это время основные дороги свободны от снега, а значит на Рыбачий возможно добраться на автомобиле (лучше с полным приводом и клиренсом не менее 150 см). Дневная температура «гуляет» от +5 до +30С, но такие крайние значения случаются редко. В июне здесь оттаивают последние снежники, а в августе уже полно грибов и ягод. При этом уже с сентября начинаются первые ночные заморозки. Большинство местных достопримечательнос­тей лучше посещать именно летом,
ОСЕНЬ
И хотя первые признаки осени появляются на Рыбачем и Среднем уже в конце августа, в свои права она вступит только с сентября. Вплоть до середины октября здесь крайне маловероятны снегопады и серьёзные заносы на дорогах, но среднесуточные температуры уже стремятся к нулю и даже норовят перейти эту отметку. Октябрь считается сезоном штормов, вероятность которых в этом месяце сильно возрастает. С ноября начинается зимний сезон.
ЗИМА
Ноябрь, особенно малоснежный, слабо похож на зиму внешне: если не смотреть на лужи скованные льдом, то кажется, что на дворе осень, а не зима. Тем не менее, от поездки на автомобилях, даже подготовленных к бездорожью, лучше воздержаться: внезапно налетевший снегопад легко превратит туристическую поездку в спасательную операцию МЧС.
В декабре на Рыбачем уже появляются первые снегоходчики. И хотя снега пока не так много, «снежики» в это время — единственное надёжное транспортное средство на полуостровах. Раздолье «пухляка» на севере Кольского — это февраль, март и начало апреля, когда выпадает и накапливается наибольшее количество снега: его настолько много, что не видно мелкие деревца и неровности рельефа, а тундра становится одним большим спотом для зимнего кайтинга.
Резюмируем: самый популярный сезон для тур-поездок на полуостровах Средний и Рыбачий - лето. Сюда можно проехать даже на кроссовере и комфортно заночевать в палатке. Кстати, о том как добраться на полуостров Рыбачий мы подробно писали в отдельной статье. Осенью придётся серьёзно позаботиться о тепле: хорошей одежде и спальнике. Зима - история про снегоходы, зимний кайтинг и, как вариант, лыжные походы. Весна - самый "бестолковый" сезон: на снегоходе уже поздно - много проталин и каменистых участков, а на машине ещё не проехать.

Туры на полуостров Рыбачий с командой Ахтилахти:
https://vk.com/polu­ostrov_rybachij
http://ahtilahti.ru­/poluostrov-rybachij­


­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­

Категории: Рыбачий полуостров, Кольский полуостров, Туры на рыбачий, Туры на кольский